Исход. Еще продолжение.

Тема в разделе "Творчество", создана пользователем Влад Старший, 25 май 2016.

Администрация форума не одобряет использования сильнодействующих препаратов без надлежащего врачебного контроля. Вся информация и советы от пользователей предоставлены только в качестве дополнительных знаний. У нас нет агитации и принуждения к употреблению допинга.

  1. Влад Старший

    Влад Старший Эпикур Почетный форумчанин

    GSD
    - Слушай, Сыч, рассказывай давай, не тяни, как там на самом деле все было то. Прямо так, как в фильме показывали, или нет? – Все мужики сгрудились вокруг Сыча, нетерпеливо ожидая, пока тот разродится ответом. Ну а он неторопливо зевнул, побарабанил себя пальцами по груди и спросил, нарочито не спеша.
    - А что там показывали то? А то, может, так все и было, как в киношке той.
    - Ну, что кто то делал Уме массаж ступней, А Марселас их застукал и выбросил чувака в окно, так что тот переломался весь. Правда, или нет?
    - Ты что, видишь, что я весь тут переломанный, что ли лежу? – Сыч внезапно перевернулся на спину и потом, спружинив спиной, вскочил на ноги, без помощи рук. – Что, переломанные, они вот такие? Много ты таких видел в жизни своей крохотулечной? Вот молодежь, бля, ниче не знают, а туда же. Лезут везде….переломанный весь….Ты еще скажи, что вообще без рук без ног остался. Инвалид чистый, бля. Да я еще вас всех….вам всем покажу, как надо и Родину любить, и баб ебать. Усекли, салаги?
    Тут Вацлав положил разошедшемуся ветерану руку на плечо.
    - Угомонись, Сыч, ну что ты на самом то деле. Раскипятился, что чайник на плите у бабки. Ты как было на самом деле расскажи. Видишь, как всем интересно.
    - Интересно им – пробурчал, успокаиваясь, Сыч. А чо там интересного то. Да вообще ничего. Так, мимолетом все случилось.
    - Мимолетом? То есть, ты все таки летел куда то, но мимо? – это уже Вацлав не утерпел. – Ну, говори же, что ты кота за хвост тянешь.
    - Ладно, хрен с вами, расскажу. Слушайте. – Сыч перевернулся на живот, помолчал минуту и начал.
    - Короче. Не делал я ей никакой массаж. Просто договорились мы с ней перепихнуться по – быстрому, пока мужа дома не было.
    - Это с Умой? – восторженно ахнул кто то.
    -Ну, с Умой. А что такого то здесь. Она же тоже баба. Ладно, слушайте дальше. Пристроил я ее на постели раком, сам сзади у кровати встал, хотел, значит, того, всунуть. А она, блядь, ростом же метра под два, жопу высоко задрала, я и не достаю. И так и эдак – не достаю и все. По жопе ее шлепнул ладонью, мол, ниже опусти, а она еще выше подняла, стерва. Что делать? Ну, десантник же, выкрутился. Нашел скамеечку низенькую, подтащил, пристроился – самый раз. Ну и то-о-олько вставлять, а тут дверь с петель херак! Слетает, значит, и заскакивает этот….муж. Марселас, короче. И на меня сразу. А у меня штаны с трусами на коленках, как связанный весь, ни шевельнуться толком, ни еще чего. Пока подтянуть их пытался, он меня схватил и в окно…того…выкинул.
    - Правда? – в один голос ахнули Захарка с Данькой. – А ты чо, дядя Сыч?
    - Ну, а что я. Хорошо, что окно распахнуто было, спину не порезал. У них же там тепло все время, вот окошки и не закрывают. Повезло. Но гаду тому негритянскому я проблем обеспечил. Пока в окно вылетал, успел из носка запасной наган достать и всадил черненькому четыре пули в брюхо. Так то. Учитесь, слабаки.
    - Ты дальше давай – едва сдерживая смех, произнес Вацлав. – Дальше что?
    - А что дальше, дальше ничего. Сгруппировался я по всем правилам и пиздану…э-э-э..приземлился довольно удачно прямо на его машину. Крышу промял, понятное дело. Но ничо, вскочил и скоренько отвалил оттуда.
    - А Марселас то что, выжил, или как?
    - Да броник на нем был кевларовый, вот незадача! – Сыч аж сплюнул с досады. – Знал бы про то, в рожу бы его поганую целил. Вот и все дела. Конец на этом.
    - А я слышал, что не совсем конец. – продолжил Вацлав преувеличенно серьезно. – Говорили, будто ногу ты в трех местах сломал и четыре, или пять ребер. И отполз ты совсем даже не далеко, подростки, якобы, тебя подобрали. Ты им сказал, что машина тебя сбила. Но, это врут, скорее всего.
    - Знамо дело, врут – снова разгорячился Сыч. – Чего там ломать то было? Сгруппировался как надо, чо мне будет? И потом, там всего то был третий этаж…..ну, четвертый, от силы. Херня, короче.
    - Вот теперь, пацаны, - торжественно сказал Вацлав. – Вы знаете, почему нашего дядю Сыча зовут Железным, и как все на самом деле было. За такое надо орден давать - «Самый Живучий Ебарь Высшей Степени». И пенсию пожизненную. И чтобы в родном городе памятник. И бесплатный проезд в трамвае.
    Все надолго и с большим удовольствием заржали.
    Тем временем Савва сидел за разделочным столом в камбузе и перелистывал стыренную записную книжку. Толку, правда, от этого мало было. Все записи закодированы, и понять хоть что ни будь, просто не было никакой возможности. Он пытался по всякому. Читал и задом наперед, и сверху вниз, и вообще чего только ни пробовал, но ничего не получалось. Совсем отчаявшись, хотел даже выбросить злополучную книжку, но потом его осенило. Ну, на фига все делать как в позапрошлом веке, когда он находится на корабле. Положил книжку перед монитором компьютера и сказал: сканировать и раскодировать. И все само сканировалось и само же раскодировалось. Взяв в руки первую же страницу, Савва понял, что, наконец то, его мечта, похоже, начинает сбываться. И что будет теперь у него и магазинчик свой, и даже производство нехилое. А к этому и денежки подойдут, как без них. Он на какое то время даже дышать перестал от избытка чувств. Вот же оно, вот, прямо у него в руках. Его будущее. Теперь надо только хорошенько все обдумать и правильно всем этим распорядиться. Только как же с кораблем то быть теперь, он ведь и об этом мечтал когда то тоже. А мир спасать? Ведь скоро, чуть не сейчас прямо, может бой смертельный разразиться. За все человечество. За все хорошее, против всего плохого. А он как же теперь. Неужто тайком уходить придется? Что ребята скажут? Он, конечно, не боец, не защитник и им в этом деле не ровня. Но все таки. Все равно ощущается причастность какая то к большому, да что там,- великому делу. А тут выбирать приходиться. Либо общее огромное дело, либо небольшое, но свое, которое прокормит его, возможно, всю его жизнь. И вместе оба этих дела почему то никак не хотели складываться. Придется на что то решаться. И желательно поскорее.
    И тут он услышал корабельный сигнал общей тревоги. Услышал – неподходящее слово, потому что никакого звукового сигнала не было. Просто все на корабле разом узнали, что пора прекращать валять ваньку и приступать к обороне. И что оборона на этот раз будет еще трудней, чем в прошлый, и что понадобиться могут все, кто на корабле в данный момент находятся, а не только бойцы страховки. Транспортная система корабля на это время блокировалась. И осуществлялась только по крайней необходимости.
    Ну, вот теперь поздно уже выбирать. По крайней мере, на время. То, что они сейчас победят, Савва не сомневался нисколько. Это ведь снова не основная битва, враг опять не бросит все свои лучшие силы. Он просто не понимает до какой степени силен этот корабль и чем, каким оружием и какими усилиями его только и можно уничтожить. Так что ему, Савве, либо придется снова отсиживаться в трюме, либо, не приведи, как говорится, принять посильное участие. Он вздохнул нерадостно, взял со стола большущий нож и приготовился это посильное участие принимать.
    А наверху, на палубе, из своего леса не торопясь вышел Борис, потянулся и спросил лежавших у костра.
    - Надеюсь, все слышали сигнал тревоги?
    - Понятное дело, слышали.- ответил за всех Сыч. – И уже давно готовы.
    - Как то ваша готовность совсем в глаза не бросается. – недовольно заметил Борис. – Как валялись у костра, так и валяетесь.
    - Борь, но ведь это совсем даже не твоя забота, защищать корабль и все, что на нем находится. Это наша забота, ага? И мы уж как ни будь эту заботу будем решать сами, хорошо? Ответственно заявляю за всех членов группы, что мы полностью готовы к отражению атаки. – Сыч уже стоял на ногах и небрежно поигрывал прикладом ручного пулемета, висевшего за спиной.
    - Ладно, мужики, согласен, это дело действительно ваше.- Борис развел руками. - Только позволю напомнить, что за бортом сейчас уже утро, так что у нас тут тоже утро сейчас будет. – И стало утро.
    Все, кто был на палубе, подошли к ближайшему борту и увидели лодочный флот нападавших. Всю тысячу, так сказать, единиц боевой техники. И всех людей в них. Все двадцать тысяч. Лодки только что замкнули кольцо вокруг корабля и приготовились к одновременной атаке. Вот они, явно по неслышной отсюда команде, разом приблизились до двухсот метров. Потом до ста пятидесяти. Потом до ста….Но нет, до ста они не дошли.
    С высоты палубы было отчетливо видно, как на воде появилось нечто вроде прозрачной черты, окружившей корабль. И тот вдруг будто слегка присел в воду, а потом слегка подскочил. Совсем как резиновый мяч, лежащий на воде. Нажмешь на него слегка рукой – он погрузится немного, отпустишь – подскочит. Вот точно так и случилось, только масштабы другие. И все лодки, что оказались внутри этой черты, просто исчезли. Как их и не было. Ни обломков, ни тел, ни криков о помощи. Вообще ничего, только солнечные блики на воде. Десятка два лодок не успели добраться до роковой отметки, и теперь люди в них ошалело смотрели на пустое пространство впереди. Только что, вот прямо сейчас, все вокруг было заполнено огромным количеством вооруженных людей, уже стоящих в своих лодках, готовые к нападению. И в один момент их не стало. Огромная масса живых людей просто непостижимым образом пропала. Поверить этому было невозможно, такого не бывает на свете. Не бывает никогда. Оставшиеся в живых головорезы, нужно отдать им должное, очень быстро сориентировались, и так как отступать было некуда, решили растянуться вдоль бортов как можно дальше друг от друга и напасть одновременно. Двадцать лодок. Четыреста вооруженных, готовых на все бандитов. А против них всего то горстка – четверо непонятно каких людей. Справиться должны моментально. А то, что все остальные пропали куда то, то не их дело. На то воля всевышнего. А у них семьи на берегу, так что возвращаться нельзя. Или победить, или со славой погибнуть. Так что только вперед. И они пошли вперед.
    На берегу, глядя в тысячи биноклей, люди тоже никак не могли поверить в происшедшее только что на их глазах. Лодки с их воинами просто исчезли, как будто кто то мигнул гигантским глазом и их не стало. Главный человек тоже находился в растерянности. Потерять вот так, ни за что, почти двадцать тысяч отборных солдат, это уж слишком. Что там вообще происходит, с этим кораблем. Понятно теперь, что все совсем не так, как он ожидал. Как все они ожидали. Но корабль этот все равно надо уничтожить. На кону судьбы мира. Все судьбы всего мира. Так что корабль должен быть уничтожен любой ценой. Абсолютно любой. Сейчас там, вдалеке, четыре сотни оставшихся его людей постараются это сделать. И даже если они не справятся, их подвиг не пропадет напрасно. Информация о том, как они погибли, и что именно их убило, окажется бесценной. И вскоре они непременно победят.
    Ну, что же, вот, наконец, и штурм.
    А в трюме корабля, на камбузе, Савва готовился в очередной раз стать героем. Очень желательно не посмертно, конечно. Он сидел, прижимаясь к ножке стола, сжимал в руке самый большой нож и прислушивался к каждому шороху. Пока, вроде, тихо все, можно отдохнуть. Савва положил нож на пол и длинно вздохнул. И тут же чуть не заорал от неожиданности. Прямо перед ним стоял фирмач, тот самый Хомо, у которого он спер записную книжку.
    - Привет, Савва - спокойно спросил он. – Ты как?
    - Да как. Нормально я….в общем. А вот ты то как здесь оказался? Я вообще не слышал ничего. И дверь с другой стороны.
    - Осваиваю корабль потихоньку. И, знаешь, мне тут у вас нравится. Пожалуй, останусь я, уж очень интересно. Нигде так интересно не было.
    - Интересно…..Да ты понимаешь, что сейчас начнется? Война. Настоящая. Не какая там стычка с бандитами в подворотне. Весь мир на карте стоит, все люди на земле. Ты хоть это понимаешь?
    - Понимаю, представь себе. Уже наслышан и информирован. И скажу тебе, что более захватывающего события в моей жизни точно никогда не будет. Так как я могу такое пропустить? Кстати. Слим тоже остается.
    - Какой еще Слим? А-а-а, Слим…грабитель который. Понятно. Хорошую компанию ты себе подобрал, ничего не скажешь. Поздравляю с удачным выбором.
    - А ты сам то, вспомни. Кто книжицу мою со стола спер? Думаешь, я не видел? Видел. Мало того. Я ее нарочно тебе подложил, для проверки. И ожидания мои подтвердились.
    - Так в ней что, все неправда? – Савва аж вскочил, уже не думая ни о войне, ни о чем. – Все, что написано там, ерунда, да?
    - Почему ерунда. Нет. Там правда все. И как делать, и как организовать. И рецептура тоже. Все правда.
    - А зачем же тогда?
    - А затем. Расширяться в бизнесе по разному можно. Вот ты теперь освоишь все, начнешь производство, продажи пойдут. Окрепнешь постепенно, капиталец наживешь. И будешь отстегивать мне некоторый процент. За науку, так сказать. Разве не справедливо?
    - А если не буду отстегивать ничего? Кто докажет, что я тебе вообще что то должен?
    - Ну, во первых, есть видео того самого интимного момента. А потом, имеются разные способы заставить нерадивых должников платить по счетам. И если ты о них ничего не знаешь, то и узнавать не советую. Так что будешь просто платить процент и жить спокойно. Да и процент вовсе невелик. Так, чисто символический.
    - А ты сам, что же? От дел хочешь отойти?
    - От дел я никогда не отойду. И никуда. Здесь вот побуду сколько надо и вернусь. Кроме того, ты сам знаешь, что дела и отсюда вести можно, даже сподручнее.
    - Если корабль позволит.
    - Почему то мне кажется, что мы договоримся.
    - С кораблем?
    - Зачем с кораблем. С хозяином. Который всем здесь заправляет. Как только он выполнит все, что задумал, тогда и договоримся. А пока мне и так до жути интересно, что будет дальше.
    - Так ведь воевать придется. По настоящему. В людей стрелять. Ты это умеешь? Ведь вас там, в вашем Израиле, торговать с рождения учат, а не воевать.
    - А Израиль, да будет тебе известно, шестьдесят лет уже воюет. Каждый день. И стрелять там умеют вообще все. И подростки, и женщины. К тому же, я вовсе не оттуда. Ладно, хорош болтать, пора делом заниматься. Похоже, уже началось. – Он умело взвел затвор откуда то оказавшегося у него в руке «Узи», потом достал еще один такой же, быстро осмотрел и снял с предохранителей оба. Потом прислушался, быстро опрокинул большущий стол на бок и присел за него.
    - Ты что, совсем ничего не слышишь? – громко прошипел он Савве – Идут сюда, похоже.
    - Из команды кто ни будь, - ответил тот. – Предупредить, или что то вроде.
    - Из какой еще команды, глухомань. Не наши идут. И не предупреждать. – Хомо навел оба автомата на дверь в камбуз. – Пригнись, что ли. И вообще, что ты тут своим ножиком отсвечиваешь? Неужто воевать им собрался?
    - А вот и да. – Ответил Савва. – И еще посмотрим, кто больше навоюет.
    - Ну – ну. Как говорится, бог тебе в помощь.

    А штурм и вправду начался. Только какой то очень странный. С берега было хорошо видно, как катапульты подбрасывают людей высоко вверх, те взлетают выше борта, и прыгают на палубу. Всего несколько коротких минут, и нападавшие бандиты с разных сторон, почти одновременно оказались на месте. И наступила полная тишина. По крайней мере тем, на берегу, совсем ничего не было ни слышно, ни видно, несмотря на самую современную аппаратуру и висящие чуть не над головами спутники. Уж этим то все должно было быть хорошо и видно и слышно. Но нет. Изображение пустой палубы поступало, причем не равномерное, а какими то рывками. И больше ничего. Ни звуков, ни специальных сигналов от маячков. Ничего. Так продолжалось две – три бесконечных минуты. А потом разом на всех экранах появилось изображение схватки. И оно очень удивило, скорее, поразило даже, всех, кто наблюдал снаружи.
    Главной несуразностью было то, что, несмотря на круговой охват и штурм корабля, все напавшие почему то оказались на двух из трех посадочных полос авианосца. Как это случилось и почему, объяснить было совершенно невозможно. Всего пару минут назад они запрыгивали на корабль со всех сторон, и вдруг оказались сбитыми в кучу все вместе на голой палубе. На выходе с этих самых полос, обнаружились, непонятно откуда взявшиеся, временные, но, видимо, очень прочные укрепления, с достаточной огневой мощью. За каждым из этих укреплений были видны по два – три вооруженных человека, полностью готовых к бою. Было совершенно ясно, что расстрелять на открытом, во все стороны простреливаемом месте, всех его людей, будет делом одной минуты. И, похоже, сейчас расстреляют. Уже.
    Чтобы хоть как то поддержать своих людей, главный человек на берегу, махнул рукой. В ответ на этот жест откуда то сзади, из невидимых отсюда установок, выстрелили несколько тактических ракет. Те почти мгновенно преодолели расстояние до корабля, и…И точно так же, как совсем недавно лодки, и люди в них, исчезли возле самого борта. Просто нырнули в воду и не взорвались. Главный снова махнул рукой. И снова полетели ракеты, и снова не попали в цель. Тут, наконец, до него дошло, что происходит. Поскольку быть такого в реальной жизни просто не могло, значит, на корабле творится нечто нереальное. И сам он, корабль, скорее всего, тоже совсем даже не простой. Ну что же, теперь все стало на свои места. Гибель всех его людей получила смысл. Все было не напрасно. Стала понятна главная расстановка сил, и кто на самом деле против них воюет.
    Главный нехорошо улыбнулся. Ну что же, мы тоже кое что умеем, господа. И нам тоже есть к кому обратиться за помощью. А так, как нас неизмеримо больше чем вас, то и вера наша крепче. И мы обязательно вас победим.
    А на корабле тем временем шел настоящий бой. Та картинка, что для сторонних наблюдателей, совсем не отражала истинного положения вещей. Бандиты лезли через борт со всех сторон, и защитники едва успевали поворачиваться. Четверо, да Слим еще, да Борька, вот, собственно, и весь гарнизон. Если бы не корабль, хрена с два они бы выстояли. Тот доставлял каждого из них именно туда, куда нужно, в самую точную секунду, давал в руки любое оружие. Это почти уравнивало шансы. Но их все равно ведь шестеро только, поди успей везде….
    Вот Сыч в упор расстрелял троих, перескочивших через борт. Вот Захарка с Данькой, нагнувшись за щитками, из тяжелых пулеметов расхерачили вдрызг толпу из нескольких десятков бандитов. Вот на несколько минут они оказались все вместе, плечом к плечу, заняв круговую оборону в самом центре одной из посадочных полос. Бандиты попадали кто где, прячась за обломками. На несколько секунд наступила пауза.
    Вацлав, вытирая пот, толкнул локтем в плечо лежащего Сыча и хрипло спросил.
    - Уму сюда, бы а, старый? Засадил бы ей сейчас?
    - По самые не могу засадил бы, дружище. – оскалился тот. – А потом развернул бы другой стороной и еще в голову бы засадил до упора. Смотри, снова поднимаются. – Он выстрелил в ближайшего. Вацлав чуть привстал и поверх головы приятеля дал длинную очередь.
    - Может, посчитаем, кто больше положит, а? Забьемся на ящик пива. Что скажешь, Сыч?
    - Да я уже столько положил, что тебе уже ничего не светит. – между выстрелами отвел тот. – Так что мой ящик уже, не сомневайся.
    - Вот только не надо за всех говорить, дядя Сыч. – встрял Данька. – Туда вон гляньте…и туда….и туда еще. Это все мы с Захаркой наворочали. Так что наше пиво, даже не думайте.
    - Точно, - поддержал Захарка, - Я темное люблю, раскошеливайтесь, старички.
    - Нет, ты слышал, Вацлав, какую херню они несут? – Сыч дважды выстрелил, передернул затвор, снова дважды, потом еще. – Губищи раскатали на пивко то наше, а? Темное он любит. Нет, ты понял, как обнаглели? Борка, а ты чего молчишь?
    Борис молча сосредоточенно стрелял, не обращая внимания на пустой треп приятелей. У него было странное чувство нереальности происходящего. И в самом деле, как в компьютерной игре. Там тоже надо убить как можно больше участников, а тебе ничего не грозит. Тут грозило, конечно, да еще как. Но все равно он был твердо уверен, что ничего не случится с ними. Вот сейчас они всех добьют, поваляются, отдыхая, кто где. А потом пойдут пить пиво, беззлобно споря и переругиваясь о том, кто больше уложил врагов. Это что, вот и есть спасение мира? Как то не очень похоже. Совсем даже не похоже, он бы сказал.
    Высоко над кораблем появились и красиво зависли тактические ракеты с того берега. Они придали кораблю какой то праздничный вид. Словно почетный караул, словно фонари иллюминации в Новый год.
    - Ну и чего он их так подвесил? – недовольно пробурчал Сыч.
    - Ну, блин, вечно ты всем недоволен. – ответил Вацлав и выстрелил теперь уже из гранатомета. – Сейчас то что тебе не так? Вон как здорово смотрятся, прямо, как не настоящие. Что скажете, пацаны?
    - Зашибись, - ответил кто то из «пацанов», не переставая стрелять.

    А тем временем в трюме шла своя война. Непонятно как, но несколько боевиков сумели туда тайком пробраться. Бой штука крайне переменчивая, и все случайности предугадать невозможно. Так сейчас и случилось. Четверо крались по длинному узкому коридору, страхуя друг друга, то и дело оглядываясь и прислушиваясь. Дошли до закрытой двери в камбуз. Переглянувшись с напарником, один осторожно ее приоткрыл и просунул ствол автомата. Тишина. Приоткрыл побольше, заглянул осторожно. Так же тихо. Надо бы гранату кинуть, а потом уже входить, но они боялись привлечь внимание тех, наверху. Постояли немного, потом переглянулись и сразу двое шагнули за высокий порог.
    Дальше все понеслось стремительной каруселью.
    Из - за опрокинутого стола вывалился направо - вбок Хомо, и прямо в полете открыл огонь с двух рук из обоих Узи сразу. Кто не знает, скорострельность у этих небольших с виду автоматиков просто неправдоподобная. Так что эти первые двое мгновенно стали похожи на дуршлаг и умерли, даже не поняв, что случилось. Не дожидаясь, когда они упадут, Хомо, как бывалый солдат, перекатился в сторону и спрятался за углом. Оставшиеся двое бандитов, уже ничего не опасаясь, начали стрелять из «калашей», крича что то по своему непонятно. Потом сменили магазины и вошли внутрь. Первый осторожно пошел дальше, сделал несколько выстрелов, не давая Хомо высунуться. Второй остановился в двух шагах от входа для прикрытия. И снова получается «вдруг». Потому что за открытой дверью лежал на полу Савва с длиннющим ножом в руке. Он им и хватанул что было силы, бандита по ноге чуть выше пятки, разом перерубив ахиллово сухожилие. Тот заорал от внезапной дикой боли, рефлекторно нажал на курок и выпалил куда то полмагазина разом. Потом попытался развернуться на другой ноге, но Савва привстал и всадил ему нож снизу в пах. Да что там. В самые яйца. Крик перешел в ужасный вой. Смертельно раненый бандит катался по полу, выл и никак не мог остановиться и умереть. И тут все тот же Савва ( ну прямо другой человек, иначе не скажешь), навалился на него сверху и добил коротким ударом в сердце.
    Последний оставшийся со страхом и ненавистью посмотрел на небольшого, совсем не страшного человечка, явно не подготовленного для рукопашной. Что то медленно и коротко произнес на своем языке, выделяя каждый звук, и поднял ствол автомата. Савва зажмурился – не так страшно умирать. И тут неугомонный Хомо, спасая ему жизнь, дал очередь из своего Узи, высунувшись почти наполовину из укрытия. Промазал. Боевик моментально развернулся на пятках и ответил очередью из калаша. И на этот раз попал. Хомо, цепляясь за угол, ломая ногти и уронив автомат свалился на пол. Бородач посмотрел секунду, потом повернулся и дал короткую очередь Савве в живот. Тот упасть не мог, потому как и так лежал, только теперь повернулся на спину, выпучив глаза от удивления и непереносимой боли. В голове мелькнуло…вот тебе и магазинчик……И он отключился. Боевик подошел, ткнул его стволом, удовлетворенно хмыкнул и пошел добивать приятеля. Хомо бессильно смотрел как тот походит, но сделать ничего не мог. Сил не было даже глубоко вздохнуть.
    - Похоже, пиздец пришел. – прошептал он еле слышно. – Чего тянешь, давай уже.
    Но подошедший бородач вдруг блеванул струей крови, попытался обернуться и упал сначала на колени, потом ничком, громко стукнувшись лбом о пол. Сзади обнаружился улыбающийся Слим. Он вытер ладонью длинный охотничий нож и стряхнул кровь на пол.
    - Ну, надо же, какие превратности судьбы, оцените господа. Еще вчера я вас обоих грабил, а сегодня спасаю вам жизни. Так можно и позабыть хорошее ремесло и превратиться в какую ни будь Мать Терезу. Ладно, сейчас я вас обоих к врачу….
    Ракетам, висящим над бортом, наконец, надоело. Они нырнули в воду и утонули.
     
    • Супер Супер x 3
    • Нравится Нравится x 1
    • Ничёси Ничёси x 1
    • Список
  2. boris

    boris дон Румата Эсторский. Команда форума

    GSD
    Отлично ,написано особенно про штурм.
     
  3. Влад Старший

    Влад Старший Эпикур Почетный форумчанин

    GSD
    Все штурмы еще впереди. Это так, даже не разминка. Предупреждаю, тебе будет очень хреново. Если бабла не вышлешь, запросто можешь околеть. Можно слать" до востребования."
     
    • Супер Супер x 2
    • Смешно Смешно x 1
    • Ничёси Ничёси x 1
    • Список
  4. boris

    boris дон Румата Эсторский. Команда форума

    GSD
    Грех у измученного нарзаном и жарой денюжки просить:D
     
  5. Влад Старший

    Влад Старший Эпикур Почетный форумчанин

    GSD
    А никто и не просит. Высылай и все, какие просьбы....Измученный он....зараза....
     
  6. Akondatjeva

    Akondatjeva Новый пользователь Новички

    GSD
    Недавно в руки мне попала книжечка Ивана Константинова "Воители". Меня соблазнила надпись "Христианское фэнтези". Я, наивная ждала чего-то в духе Ю. Вознесенской. Странице на десятой "меня начали одолевать смутные сомнения", но раз уж начала - надо добить. Не хочу сразу все говорить, но... в общем, неоднозначные у меня чувства вызвало прочтение этой книжечки. Может, если кто читал - поможете разобраться?
     
  7. Влад Старший

    Влад Старший Эпикур Почетный форумчанин

    GSD
    Можно пару вопросов? Какие именно неоднозначные чувства возникли при прочтении. И второе. Почему именно надпись " христианское фэнтези" была столь соблазнительна?
     
  8. Влад Старший

    Влад Старший Эпикур Почетный форумчанин

    GSD
    Поскольку ответа на мои вопросы до сих пор нет, рискну написать свое мнение о данном произведении. Сумел прочитать я всего лишь три страницы. Дальше стало просто противно и я бросил. Напишу почему. Повторяю. Мое мнение основано лишь на этих трех прочитанных страницах текста, но, судя по всему, нет основания полагать, что дальше будет лучше. Что же мне не понравилось. Первое. Данная книга начинается с описания драки. Сразу же становится понятно, что автор в этом ни черта не смыслит." Били его профессионально". " Его избили очень сильно, почти до сотрясения мозга". Две цитаты.
    Если бить профессионально, то совсем не нужно сильно кого то избивать. Кто в теме - достаточно одного удара средней руки боксера, как вам точно обеспечено сотрясение мозга. Короче, автор не рулит, как сейчас говорят.
    Теперь об основном. Сын спрашивает мать - " Мама, почему мы так плохо живем? " И мама отвечает. "Потому что церквей в городе мало, сынок". Мне кажется дальше объяснять что то уже нет смысла. Мы живем плохо, потому что мало церквей. Ну да, конечно.
    Эти три страницы, по моему сугубо личному мнению, представляют собой грубый и примитивный агитационный плакат христианского учения. Читать дальше стало отвратно и я на этом закончил.
    Такие дела.